");
Горные лыжи, сноуборд, горнолыжные базы и курорты Кыргызстана (Киргизии) Главная / Написать нам / Карта сайта / Реклама на сайте
Все для горнолыжников и сноубордистов Кыргызстана
События
Полезно знать:
Обучение
Инвентарь

Логин
Пароль
 
Реклама


Лучшие статьи:
» Сноуборд
» Хоккей как хобби

Горнолыжные базы
Все о горнолыжных базах Кыргызстана.
Горнолыжные курорты
Прокат
Месторасположение и расценки пунктов проката, описание товаров, отзывы о магазинах и пунктах проката.
Пункты проката инвентаря


Майер Херман - легендарный горнолыжник

- Интересное » Заметки о звездах
altЕсли повнимательнее изучить протоколы этапов Кубка мира за сезон 1997-1998 гг., то можно заметить, что лишь одно имя с завидным постоянством удерживается на первых строчках. И имя это — Херман Майер.

В самом начале олимпийского сезона его воспринимали просто как одного из членов великой австрийской команды. Но уже к Рождеству специалисты заговорили в один голос о том, что на наших глазах рождается очередное горнолыжное «чудо». И это было действительно похоже на правду.

Никому неизвестный дебютант Кубка мира с такой ретивостью бросился оппонировать маститым асам, что ни у кого не возникло ни малейших сомнений в реатьном потенциале этого гонщика.

Майер выигрывал старт за стартом, загребая очки Гран-При «совковой лопатой». После очередного успешного выступления спортивные журналисты не жалели восхищенных эпитетов в адрес австрийской команды и самого Майера. Уже к началу Олимпиады в Нагано сборная приобрела статус «Непробиваемой Армады», Хермана Майера все уже знают под кодовым псевдонимом «Херминатор» (по аналогии с Терминатором). И если наблюдать за его спусками, убеждаешься, что аналогия прослеживается самая прямая.

Майер мчится по трассе со скоростью выпушенного снаряда. Он даже внешне напоминает снаряд. Очень низкая и очень компактная стойка. Все движения чрезвычайно емки и одновременно экономичны. Энергия его спуска передается каждому, за ним наблюдающему. Но трасса закончена и разнесена «в щепки». Лыжник тормозит на финишном выкате. Кажется, что под «забратом» скрывается вовсе не человеческое лицо, а металлическая гримаса робота.

Но вот он снимает очки и шлем, и восторженной толпе открывается улыбающаяся физиономия простого и славного парня. Публика покорена.

Так случилось, что Херман Майер — не только самородок, но еще и самоучка. У его родителей, лыжных инструкторов, своя горнолыжная школа, которой, впрочем, уделялось значительно больше времени, чем лыжному образованию сына. Старший из Майеров, Хельмут, прокомментировал это так: «Когда Херман был ребенком, я решил предоставить его самому себе. Если он действительно хочет стать горнолыжником — он им станет и без посторонней помощи. Ну, а если бы такого желания не было, то тут уж как ни учи — ничего не получится». Что ни говори, у Хермана мудрый папа.

Ну а дальше — все по классическому сценарию. Все детство маленький Херман провел на лыжах, грезя о великих гонках. Но к 12-ти годам обнаружилось, что у него сердечная патология и в большой спорт дверь для него закрыта.

Отправился учиться ремеслу как складывать кирпичи в дома. В 16 лет уже серьезно работал на стройке и зарабатывал деньги нелегким трудом, а втихушку продолжал тренироваться. Но не оставил голубой мечты стать классным горнолыжником.

Однако, чтобы пробиться в ряды сильнейших, ему пришлось основательно потрудиться. В 1993 году на молодежном чемпионате Австрии он 6-й в гигантском слаломе. С боем «отобрался» для участия во взрослом первенстве. Тогда, в марте 1995 года, произошло первое чудо. Стартовавший последним, 141-м, финишировал с 17-м результатом. Но даже такой прогресс не стал ни для кого очевидным знаком, что этот парень — лыжник с большим будущим. Херман до сих пор «точит зуб» на лыжную федерацию Австрии.
Теперь, находясь в роли примы, у него собственный тренер и очень четкое мнение о тренерстве в сборной: «Уверен, что тренер должен давать конкретные советы, как улучшить технику спуска, а не твердить постоянно о твоих ошибках и слабостях. Лучше всего, когда тренеры предоставляют тебе как можно больше свободы».

Да, эта претензия на самостоятельность полностью оправдана отличными результатами.
Но вернемся на поле брани. Пока весь спортивный мир восторгался Майером, руководство австрийской сборной всячески демонстрировало свою непосредственную причастность к успехам «Херминатора».

К февралю 1998 года Майер уже обладал несколькими победами во всех дисциплинах, кроме слалома и, конечно, считался фаворитом номер один на Олимпийских играх.
Первый вид мужской горнолыжной программы в Нагано — скоростной спуск.
Первый вопрос на повестке дня: способен ли Майер доказать свою неординарность на крупнейших стартах четырехлетия, или он хорош только в цикличных кубковых соревнованиях.

К моменту старта «Херминатора» напряжение нарастало, как снежный ком. И вот, финальное «бип» — и он на сложнейшей трассе Хаккуба. Полтрассы пройдено быстрее всех. На огромной скорости Майер вылетает с коварного трамплина и ...

Все, что случилось дальше, вряд ли подлежит каким-либо комментариям. Был длиннейший полет в падении, и был многоголосый вздох отчаяния всех тех, кто видел это вживую и наблюдал с экранов по всему миру. Но вот полет прекратился и... о чудо! Майер встает, поднимает правую руку (сигнал о том, что все в порядке) и автоматом идет собирать разбросанный по склону инвентарь.

Вот его собственные впечатления на этот счет. «Помню, что слишком долго летел. Даже успел усомниться, а будет ли приземление вообще. Но, слава Богу, это случилось. У меня определенно есть очень славный ангел-хранитель. Ведь после таких падений живым и без серьезных увечий еще никто не выбирался».

Самое изумительное случилось позже, когда через три дня Майер вышел на старт супер-гиганта. С болью от ушибов и травмированного колена пришлось бороться с помощью заморозки. И как вы думаете, кто был лучшим в тот день? Конечно, Херман Майер. Лучшим он был и на трассе слалом-гиганта.

Время покажет, можно ли назвать Майера легендарным горнолыжником. Но о его выступлении в Нагано легенды слагают уже сейчас.

Майер подкупает тем, что для него не имеет значение калибр соревнования. Будь Олимпийские игры или «веселые старты» в родном Флахау, он всегда писихологически готов к победе, что является первой характеристикой классного лыжника.

По итогам сезона 1998 года Херман Майер стал обладателем Гран-При и получил свой «хрусталь» за победы в скоростном спуске, супер-гиганте и гигантском слаломе из рук последнего австрийского обладателя всех этих кубков — Карла Шранца. Между двумя этими событиями уместилось 28 лет, за которые успели смениться несколько поколений горнолыжников, зажечься и погаснуть не одна «звезда». И может быть, нам посчастливилось наблюдать за восхождением новой «Звезды», рождением новой легенды. 

 




Читайте также:

  • Пернилла Виберг
  • Горные лыжи – единственная любовь Ларисы Майер
  • Что нужно сделать, прежде чем встать на лыжи?
  • Катя Зайцингер - немецкая гоншица
  • Альберто Томба - чемпион мира


  • система комментирования CACKLE


    Интересное


    О нас
    Прочее:
    FAQ:
    Горный туризм
    Разработка Nepo и HOSTER, © 2009 - 2015.
    Копирование материалов с сайта горнолыжные курорты Кыргызстана только с гиперссылкой на источник