");
Горные лыжи, сноуборд, горнолыжные базы и курорты Кыргызстана (Киргизии) Главная / Написать нам / Карта сайта / Реклама на сайте
Все для горнолыжников и сноубордистов Кыргызстана
События
Полезно знать:
Обучение
Инвентарь

Логин
Пароль
 
Реклама


Лучшие статьи:
» Сноуборд
» Хоккей как хобби

Горнолыжные базы
Все о горнолыжных базах Кыргызстана.
Горнолыжные курорты
Прокат
Месторасположение и расценки пунктов проката, описание товаров, отзывы о магазинах и пунктах проката.
Пункты проката инвентаря


Пикабо Стрит - горнолыжник Америки

- Интересное » Заметки о звездах
altС чем у вас ассоциируется Америка? Лично для меня это гамбургеры, белозубая улыбка, по поводу и без повода, и непременные хеппи-энды.

Стремление к успеху стало здесь национальной философией, а слово «неудачник» самым оскорбительным ругательством.

Большинство американцев уверены, что сказка про Золушку является детищем национального фольклора, а Шарль Перро — просто-напросто жалкий плагиатор. Не нужно говорить, что за время существования «фабрики грез», сказка эта была интерпретирована и переложена на действительность тысячи раз.

Может быть, именно поэтому горнолыжная карьера Пикабо Стрит вызывает слезы умиления спортивной общественности. Хотя, конечно, провести прямую аналогию с Золушкой в истории Пикабо Стрит, значит, некоторым образом, погрешить против истины.

Нет, она не была в детстве бездомной бродяжкой, и полицейский инспектор не определял ее в горнолыжную школу для перевоспитания. Вообще, трудно себе представить, что кого-либо наказывали бы горными лыжами.

На самом деле у Пикабо вполне респектабельная и обеспеченная семья, которая могла себе позволить определить дочь в дорогую горнолыжную школу.

Инвестиции оказались очень удачными, поскольку талант не преминул проявить себя. Хотя Айдахо считается относительно высокогорным штатом, американской Швейцарией его, конечно, не назовешь. Выращивание картошки там проходило значительно успешнее, чем воспитание горнолыжных звезд мирового класса.

То ли юную «Пик» этот порядок вещей не устраивал, то ли картофель в рационе так благотворно сказывается на тренировочном процессе, так или иначе, но вскорости горнолыжный мир услышал название городка Сан-Валей, как место резиденции новой чемпионки мира среди юниоров. На спусковой трассе в итальянском местечке Мадонна ди Кампильо, 16-летняя Стрит не нашла себе достойного оппонента.

Впервые я познакомилась с Пикабо в сентябре 1994 г. в Париже, где проходил славный горнолыжный междусобойчик, на котором чествовали всех отличившихся в Лиллехаммере.

На той Олимпиаде американцы, обычно очень скромно выступающие на Кубке мира, заарканили аж четыре медали. Стрит досталось «серебро» в скоростном спуске.
Несмотря на громкую и безапелляционную манеру разговаривать, что, впрочем, свойственно многим американцам, она произвела на меня необычное, но приятное впечатление.

Потом я долго пыталась осознать, что мне в ней показалось странным. В конце концов я поняла, что в свои 23 «Пик»оставалась абсолютно неискушенным ребенком, своим невероятным оптимизмом заставлявшая людей сомневаться в ее умственных способностях. Все, что я, по своей мнительности, так тщательно скрывала от журналистов и публики, она буйно афишировала. Она была уверена в себе и открытым текстом выдавала свои наполеоновские планы.

Той же зимой я увидела, что это отнюдь не было бравадой. В сезоне 1994—1995 гг. признанному асу в скоростных видах Кате Зайцингер пришлось отдать Пикабо один из двух стульев (скоростной спуск и супергигант), на которых она сидела к тому времени уже два года.

То же случилось и в следующем (1995/1996) сезоне, когда Стрит выигрыла почти все старты Кубка мира в I скоростном спуске.

Горнолыжные бюрократы злорадно потирали руки и широко раскрыли кошельки. Гегемония Зайцингер прошла, и теперь публика будет валить валом, чтобы увидеть дуэль немки и американки.

И публика валила, она жаждала «крови». К сожалению, скоростной спуск предоставляет обширнейшее поле для ситуаций, где эта «кровь» может пролиться.
Выиграв первый этап сезона 1997 г, на втором Стрит получила серьезнейшую травму колена.

Вот здесь и начинается самое интересное. Стрит оперируют на следующий же день в спортивной клинике в Вейле, Колорадо. Операция транслируется по национальному спортивному каналу. Каждую неделю в прессе печатаются сводки о состоянии здоровья. Пикабо получает мешки писем с сожалениями и поддержкой от своих поклонников по всему миру.

Естественно, сезон безнадежно потерян, но ведь следующий — Олимпийский. Для полноценного восстановления после подобной травмы самые оптимистически настроенные врачи требуют год. Пессимисты же (а таких было большинство) констатируют, что спорт высоких достижений и такая травма не совместимы. Послав к черту вторых, Стрит начинает работать, а это, по сути, означает, что нужно снова учиться стоять, ходить, сгибать колено. По I собственному опыту знаю, что физическое восстановление, при всех его тягостях, не так сложно, как восстановление моральное. Днем работаешь, стиснув зубы, а ночью рыдаешь в подушку. Страх не выкарабкаться, страх не стать такой, как прежде, у нее тоже был. Были и слезы. И кровь, сочившаяся из шва, когда физиотерапевт силой сгибал колено. Но, в конце концов, этот страх перебило желание. Желание стать Олимпийской чемпионкой.

Ровно за год до начала игр в Нагано, Пикабо осматривает олимпийскую трассу «Хакуба», сидя на плечах у своего тренера. Осматривает с той же тщательностью, как если бы сегодня выступать. В глазах восторг выпущенного на волю щенка.
 
«Я так соскучилась по горам, ветру и снегу. Я не' могу дождаться той минуты, когда снова придется паковать сумки и переезжать с места на место каждую неделю. Я представляю, как тренируюсь, обливаясь потом, чувствую, как мне тяжело и как мне это нравится. Если я стану Олимпийской чемпионкой, вернее, когда я ей стану, буду стоять на пьедестале, слушать гимн и плакать».

У меня до сих пор встает ком в горле, когда я пытаюсь себе объяснить то, как может человек, безбожно хромая, быть так безоговорочно уверенным в том, что через год у него на шее будет золотая Олимпийская медаль? Ведь точно такую же мечту лелеют два десятка абсолютно здоровых соперниц. Что должно случиться, чтобы именно ее мечта сбылась? Не иначе, как провидению вмешаться.

«Я очень верю в карму и в то, что с нами случается только то, что должно случиться. Поэтому я уверена в себе, и мне не страшно публично заявлять о том, в чем я так уверена».

Карма имеет массу ипостасей для объяснения, но так или иначе для Пикабо это стало маячком, который светил в сторону гор и лыж.

Она вновь встала на лыжи в ноябре 1997 года. А в конце декабря снова появляется на трассах Кубка мира и несколько раз попадает в призовую «тройку». Но за пару недель до Олимпиады снова сильнейшее падение.

Ее вновь эвакуировали со склона, а у болельщиков, наблюдавших за всем этим по телевизору, оборвалось сердце. Правда, на следующий день поступило сообщение о том, что серьезных увечий удалось избежать. Врачи выпустили Стрит из госпиталя с диагнозом — легкое сотрясение мозга, под расписку о том, что две недели она близко к лыжам не подойдет. Чем она занималась все это время, нетрудно догадаться. Уж точно, не в потолок плевала. После целого года вынужденного затворничества, было бы дико предположить, что она пролежит оставшиеся до Олимпийского спуска две недели в гостиничном номере.

В Нагано все складывалось, как по голливудскому сценарию. Полнедели горнолыжники «курили бамбук», наблюдая за тем, как снег упорно засыпал соревновательные трассы. В день женского спуска облака буквально сдуло ветром, и на склон выкатилось совсем весеннее солнышко.

Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто пришел первым к финишу, руководствуясь законом жанра.

Пикабо Стрит стояла на верхней ступеньке пьедестала, слушала гимн... и не плакала. Зато плакали все вокруг, кто знал, через что ей пришлось пройти на пути к этому золоту. Я тоже плакала. Не нужно говорить о том, что в это время творилось в Штатах. Если бы существовала премия за распространение национальных приоритетов на мировом уровне, то, несомненно, Пикабо была бы самой заслуженной ее обладательницей. Что может лучше проиллюстрировать главный принцип, на котором зиждется идеология Североамериканского общества: «Мечтайте, и вам воздастся!» Но не забывайте работать при этом.

Эта история, как бы хороша она ни была, не будет полной, если я не расскажу, чем она закончилась. Исходя из кармической концепции жизни ее героини, видимо, каждое великое событие имеет и обратную сторону. За все в этой жизни приходится платить. Но некоторым платить приходится дважды.

Уже в конце сезона 1998 года Стрит настигает трагическое стечение обстоятельств. Снова страшное падение на спусковой трассе. Снова эвакуация вертолетом. На сей раз утешительного вердикта медицины не последовало. Разорванное вдрызг колено, на фоне переломанной в двух местах ноги. Такого и врагу не пожелаешь.

Честно признаться, в каких взаимоотношениях находится Пикабо Стрит и ее карма, не знаю. Лично я была бы очень зла. Но для некоторых начинать все сначала становится смыслом жизни. 

 




Читайте также:

  • Катя Зайцингер - немецкая гоншица
  • Sandrine Aubert присоединилась к команде Atomic
  • Марлиз Шильд: завершение карьеры (часть II)
  • Алина Гриднева – возвращение чемпионки
  • Йозеф Вальхер: жизнь на скорости


  • система комментирования CACKLE


    Интересное


    О нас
    Прочее:
    FAQ:
    Горный туризм
    Разработка Nepo и HOSTER, © 2009 - 2015.
    Копирование материалов с сайта горнолыжные курорты Кыргызстана только с гиперссылкой на источник